В Брестской области четырехлетний малыш ушел к соседям в одних трусиках. Рейд по неблагополучным семьям

0 8

Ушёл от мамы в ночь…

…В одном из агрогородков Столинского района четырёхлетний малыш ушёл к соседям. В одних трусиках, босиком, от пьяной мамы Н. Может, искал покушать, а может – просто трезвого человека? Там и остался до приезда социальных служб. Когда мать проснулась утром и не обнаружила сына, ничего не поняла: решила, что он ушёл куда-то с её матерью. В то время ребёнок уже находился в районной больнице: такова процедура перед изъятием из неблагополучной семьи.

В Брестской области четырехлетний малыш ушел к соседям в одних трусиках. Рейд по неблагополучным семьям

В ходе совместного рейда редакции, КДН, ИДН и СПЦ направляемся в агрогородок на следующий день после инцидента, чтобы побеседовать с горе-матерью, но дверь квартиры закрыта. Причём, странным образом: не на замок, а на… шнурок от какой-то техники! Выходим из подъезда, возле которого щедро разбросан мусор мимо урны, и встречаем женщину – это бабушка мальчика и мать той, которая выбирает алкоголь, а не сына. Пожилая женщина садится на лавочку и отвечает на наши вопросы. Где дочка, не знает. Почему пьёт, — тоже. Когда педагог социальный СПЦ Елена Кривопуст пытается наладить контакт, начинает кипятиться:

— Как убедить не пить?! Мне что с ней – бицца? Бицца я не могу – я вся переломанная! Мне реабилитация нужна… — в лучших традициях «Собачьего сердца» сообщает бабушка.

Кстати, опеку на внука она оформлять, видимо, по этой же причине не собирается. Мол, это лучше сделает сестра Н., которая живёт в райцентре. Искать мать мальчика мы пробовали по нескольким адресам, которые подсказали сердобольные соседи, но так и не нашли. Ушла в глубокое пике? У Н. судьба, конечно, страшная. Женщина ранее уже лишалась родительских прав в отношении других детей. Наладить жизнь пыталась, но… Зелёный змий и слабая воля лишают Н. шансов на счастливое будущее…

Я не полицейский — я бандит!

Подъезжаем к сельскому дому семьи, которая с 18 февраля этого года уже не числится в социально-опасном положении, но в течение трёх лет подлежит периодическому контролю. Чтобы не расслаблялись. Ради детей. А их тут пятеро! Ждут шестого.

В Брестской области четырехлетний малыш ушел к соседям в одних трусиках. Рейд по неблагополучным семьям

На кровати сидит симпатяга-Ваня с телефоном в руках. Играет. С корреспондентом ведёт разговор легко и непринуждённо.

— Сколько тебе лет?

— Восемь!

— Пять лет ему! – с улыбкой вмешивается мама мальчика, но тот внимания не обращает и суёт мне телефон. На экране – полицейская машина, спешащая по своим делам.

— Показать, как стреляет?

— Ну, покажи!

— Ой, меня уничтожили…

Заметив милиционера – инспектора ИДН Оглашевича — переключает внимание на него. Мол, ура, «полицейский».

— А ты тоже полицейский?

— Нет, я не полицейский – я бандит!

Мать семейства о визите не была предупреждена. В доме, конечно, творческий беспорядок, зато на плите – полноценный обед из первого и второго блюда и даже вишнёвый компот. Нагло шпионю. Спрашиваю у Вани с глазу на глаз, не пьёт ли мама водку. Тот уверенно отвечает, как-будто, рассказывает стишок наизусть:

— Все водку пьют, а моя мама нет!

Вот такие дела…

Главное, чтобы дети были здоровы…

Едем дальше. Следующая семья тоже уже не СОП, но первые полгода каждый месяц подлежит контролю социальных служб. Лёгкая агрессивность мамы компенсируется доброжелательностью папы.

— А чего мама хмурая?

— А она у нас всегда такая!

Мужчина честно признаётся: не кодировался. Выпивает, но только по праздникам. Грамм 100-200. На плите кастрюлька с макаронами, но это не предел мечтаний. Отец семейства сообщает, что на ужин приготовит «картошечку». В семье два сына. Работы хватает для всех. 20 соток земли, свиньи, куры…

— Муж не обижает, — спрашиваем у супруги, которая оттаяла, увидев, что мы пришли с миром.

— Пусть только попробует! – бодро заявляет женщина, которая раньше не раз вызывала милицию на мужа, но уже натерпелась, хватит.

Она не пьёт уже четвёртый год. После кодировки. Философски замечает, что жить без водки МОЖНО. Главное, чтобы дети были здоровы, и было «смачно поесть».

Новый муж – новая жизнь

На очереди – просторный дом после ремонта. Свежие обои, чистота и порядок. Нас встречает приятная женщина с младенцем на руках. Малышу всего месяц.

Есть ли жизнь после лишения родительских прав? Как видим, есть! У «Мадонны с младенцем» в «анамнезе» — лишение родительских прав в отношении троих детей. Хочется поставить столько же восклицательных знаков… Но в жизнь женщины пришёл новый муж. Хозяин. Помощник. Любимый человек. Всё изменилось. Последний раз (из четырёх!) кодировалась в августе прошлого года. Пока держится. Вот, родила ребёночка.

В Брестской области четырехлетний малыш ушел к соседям в одних трусиках. Рейд по неблагополучным семьям

На полках – большие портреты старших детей, с которыми она поддерживает связь. Дети смотрят на мамину новую жизнь красивыми невинными глазами. Видимо, тоже заметив этот красноречивый факт, заместитель председателя КДН Надежда Ковалец задаёт вопрос. Не в бровь, а в глаз:

— А ваши старшие детки не обижаются на вас?

— Если и держат обиду, то в глаза не говорят…

В углу комнаты – уже увядающие букеты цветов.

— А кто вам цветочки подарил?

— Муж, — расцветает наша собеседница.

Она собирается восстановиться в родительских правах, и я от всей души ей этого желаю. Да, верю в чудеса и силу материнской любви. По всем законам природы она должна побеждать жидкость крепостью в сорок градусов.

Свой океан водки я уже выпил

Ну, и напоследок, ещё одна история отношений, в которую была подмешана солидная доза спиртного.

…На небольшой горке с песком – мальчик и девочка. Дорогими игрушками они явно не разбалованы. «Работают» с тем, что есть.

— Что у тебя тут? – спрашиваю у мальчика, и тот добродушно перечисляет свои «богатства»: трактор, машинка и слон.

Девочка-русалка бежит в дом, чтобы предупредить родителей о нашем визите. Заходим и понимаем: тут тоже живёт любовь. На кухонных шкафчиках – признание в любви, оставленное для супруга.

В Брестской области четырехлетний малыш ушел к соседям в одних трусиках. Рейд по неблагополучным семьям

Шкафчик с признаниями – это хорошо, но нам бы ещё и в холодильник по долгу службы заглянуть. Запаса продуктов особо и нет (даже в морозильной камере). Зато есть макароны, гречка, рис и сахар.

— Молоко беру у соседки… Есть свинья… Скоро бить будем, — оправдывается хозяйка и в оправдание рассказывает про свои долги.

Огород у дома большой и чистый. Есть сад, так что с голоду тут точно не пропадают.

— Не пьёшь – не тянет, — делает глубокомысленное заключение отец семейства, — Я свой океан водки уже выпил. Хватит. 3 июля у нас годовщина с женой была, так я даже не пригубил…

— А как вам надпись на шкафчиках?

Мужчина польщён:

— Я ж в Москве был. Приехал, а тут… Дети со всех ног бегут. Кричат: папа приехал! И такая надпись… Как тут пить?

— Закодировались?

— Нет. Так держусь.

И держитесь! Не поддавайтесь. Ради своих замечательных детей. Сын – артист. Дочь – красавица. Пусть они не избалованы игрушками, балуйте их своей безграничной любовью…

Лилия ГУЩА
Фото автора

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.