Год после жуткого ДТП под Смолевичами: родственники жертв не могут смириться

0 8

Год после жуткого ДТП под Смолевичами: родственники жертв не могут смириться

Sputnik / Виктор Толочко

Эта страшная авария с маршруткой и самосвалом потрясла всю Беларусь, многие дети остались без родителей: кто-то лишился матери или отца, а кто-то – обоих сразу. Даже спустя год не всем из них удалось принять потерю.

Прошел год со дня жуткой аварии под Смолевичами, где 20 февраля на автодороге Р-69 груженный песком самосвал МАЗ лоб в лоб столкнулся с маршруткой, перевозившей 19 человек. Трагедия унесла четырнадцать жизней: 13 пассажиров, в том числе двоих подростков, и водителя маршрутного такси. Остальные пассажиры получили тяжелые травмы.

Следственный комитет после ДТП возбудил уголовное дело и уже состоялся суд: виновным признан 60-летний водитель МАЗа, его приговорили к семи годам колонии общего режима, он полностью признал свою вину.

Год после жуткого ДТП под Смолевичами: родственники жертв не могут смириться

Также было возбуждено уголовное дело в отношении одного из руководителей филиала автопарка ОАО "Миноблавтотранс", который допустил к участию в дорожном движении неисправный автомобиль МАЗ.

Следователи установили, что самосвал эксплуатировался на протяжении двух лет без техосмотра, и это не единичный случай в этой организации. Из 60 проверенных большегрузов, находящихся на балансе автопарка, 42 допускались на линию без соответствующего разрешения, еще 10 – без договора обязательного страхования. Уголовное дело расследовано и скоро будет направлено в суд. Обвиняемый на стадии следствия вину признал.

Родственники погибших и пострадавших подали более 60 исков: к автопарку ОАО "Миноблавтотранс", частному предприятию "Синкевич" – владельцу маршрутки, и водителю грузовика. Суд удовлетворил иски заявителей и постановил взыскать в солидарном порядке компенсацию морального вреда в размере более 2,5 миллиона рублей. Однако судебное решение пока не вступило в силу.

ДТП под Смолевичами с маршрутным такси, чьими услугами пользуется огромное число жителей республики, потрясло всю страну, оно названо крупнейшим в истории суверенной Беларуси. Тогда за случившимся следили почти все и сопереживали тем, кто потерял своих близких.

Сегодня место трагедии ничем не напоминает о произошедшем — дорога была, есть и будет. Родственники пытаются обозначить место гибели своих родных лампадками и другими атрибутами скорби, но это не предусмотрено законодательством.

Год после жуткого ДТП под Смолевичами: родственники жертв не могут смириться

Дорога под Смолевичами, где в феврале 2023 года произошло ДТП с маршрутным такси и груженным песком самосвалом © Sputnik / Александр Бабинецкий

Корреспондент Sputnik Екатерина Воробьева накануне годовщины жуткой аварии пообщалась с родными погибших и узнала, как они пережили сложный период и кого считают виновным в произошедшем.

Из студентки – в "многодетную" сестру

Это ДТП, повлекшее массовую гибель людей, унесло жизни двух многодетных матерей. Без мамы осталась девятнадцатилетняя Александра Бутылова и ее трое братьев. По словам Саши, за неделю до аварии маме приснился сон – покойный отец звал ее к себе, а сожитель не хотел отпускать. Тогда в семье не придали особого значения сну и уж точно никто и подумать не мог, что он окажется вещим.

Год после жуткого ДТП под Смолевичами: родственники жертв не могут смириться

Александра Бутылова с мамой: накануне ДТП приснился странный сон, но никто не придал ему значения. © Photo : из архива Александры Бутыловой

Сегодня старшему брату Саши Данику – 15 лет, Глебу – 13, Артему – 11. Сестра оформила опекунство на них, хотя это было и непросто. Семья живет в деревне Заречье вблизи Смолевичей.

"Три месяца я пыталась забрать братьев от тети, родной сестры мамы, потому что ни детям там не нравилось, ни мне не нравилось, как с ними обращаются. И мне это удалось", – рассказала Александра.

Несмотря на то, что уже прошел год после трагических событий, ни Саша, ни ее братья до сих пор не могут принять, что их мамы больше нет.

"Из-за того, что всех хоронили в закрытых гробах, не приходит это осознание. Хотя я опознавала маму в морге, но там как бы не было моей мамы. Я видела просто, грубо говоря, тело. Понятно, что это она, но не приходит осознание того, что человека нет. Кажется, что мама уехала куда-то и должна вернуться рано или поздно", – призналась собеседница.

После случившегося Саше пришлось перекраивать свою жизнь, подстраиваясь под новые обстоятельства. Она на год оставила учебу в Минском государственном колледже сферы обслуживания, но уже восстановилась и устроилась на работу. Опустить руки нельзя, ведь нужно поднимать на ноги братьев, говорит девушка.

Александра с благодарностью отмечает, что большую поддержку, в том числе и финансовую, оказывает сожитель погибшей матери, но с душевной болью справиться все равно невероятно сложно.

Год после жуткого ДТП под Смолевичами: родственники жертв не могут смириться

После ДТП под Смолевичами большую поддержку Александре и ее братьям оказывает гражданский муж их погибшей матери, но боль в душе не стихает © Photo : из архива Александры Бутыловой

Есть трудности в контакте с братьями, поскольку все они подростки, которые, к тому же, в свое время прошли через смерть родного отца, продолжает она.

"Маму я им тоже не заменю, понятно, что им не хватает ее очень. С ними разговариваешь, они вроде все понимают, но все равно не могут смириться с тем, почему в аварии погибла именно их мама", – отмечает Александра.

В случившемся девушка никого не стремится обвинить и по-философски заключает: "Это просто стечение обстоятельств и судьба у людей такая".

Помогают сестры жены

У Владимира Белеченка из деревни Петровичи (Смолевичский район – Sputnik), который потерял в ДТП супругу и теперь воспитывает четверых детей, другое мнение насчет виновных. Он считает, что авария произошла по вине водителя МАЗа и того, кто выпустил машину в рейс в неисправном состоянии. Сыграло свою роль и дорожное покрытие, уверен мужчина.

"Я часто вожу детей проходить медкомиссию. И сам медкомиссию, бывает, прохожу и езжу в ту сторону. И дороги там не ахти", – говорит собеседник.

Старшему сыну Владимира недавно исполнилось 17 лет, еще одному – 15, а дочерям по 13 и 14 лет. По словам многодетного отца, дети осознают, что произошло, и они относительно свыклись с тем, что их мамы больше нет.

"Дети уже взрослые, они понимают, что случилось. Сестры жены помогают с дочерями, если что-то там такое, как говорится, по-женски, они звонят, общаются. В общем, справляемся", – рассказал Владимир.

Мужчина признался, что удовлетворен решением суда в части компенсации морального вреда. По его словам, суд назначил большую сумму, чем он запрашивал. Но эти выплаты Владимир еще не получал, так как судебное решение по ним еще не вступило в законную силу.

Год после жуткого ДТП под Смолевичами: родственники жертв не могут смириться

На вопрос журналиста, нужна ли какая-то помощь, он ответил кратко: "Я вообще в помощи не нуждаюсь. Хочу спокойно жить, чтобы меня никто не трогал".

Накануне поздравляла тетю с праздником

Четырнадцатилетняя Даша из деревни Драчково (Смолевичский район – Sputnik) потеряла в аварии и маму, и папу. В тот роковой день у родителей девочки был выходной, и они поехали в Смолевичи оплатить коммунальные услуги и купить лекарства. Запланированные дела они сделали, но домой уже не вернулись.

Двоюродная сестра Даши Оксана, которая оформила опеку на девочку, рассказала, что накануне аварии поздравляла свою тетю с днем рождения сына (кроме Даши у ее родителей еще двое взрослых детей – Sputnik), ничего не предвещало беды.

"В воскресенье, 19 февраля, у тетиного сына был день рождения. Я позвонила, поздравила, мы хорошо поговорили. В понедельник вечером мне позвонила сестра Даша и сказала, что родителей уже нет…", – вспоминает тот страшный день Оксана.

Несмотря на то, что у Даши есть взрослый брат и сестра, которые живут в Смолевичском районе, они не могли забрать ее к себе в силу разных обстоятельств. Поэтому на этот шаг решилась двоюродная сестра, хотя понимала, что для Даши будет двойным стрессом оставить родных и переехать в Сморгонь (Гродненская область).

"У Даши случился нервный срыв после этого ДТП, ее и сейчас часто мучают головные боли. Мы постоянно лежим в больнице, пьем успокоительные таблетки. Она была очень близка с мамой, они прям как подружки были, друг другу все рассказывали. Вы сами понимаете, мама это есть мама. И сестра не может заменить мать", – говорит Оксана.

Тем не менее, двоюродная сестра постаралась сделать все возможное, чтобы помочь Даше пережить этот сложный этап в жизни. К слову, у Оксаны подрастают свои две дочери. Во многом Даше помог профессиональный психолог, который работал с ней длительное время. Не оказались равнодушными к ситуации и учителя.

"Классный руководитель, где сейчас учится Даша, замечательный педагог и человек — он всегда беспокоится о ней. И директор школы, в которую ходила Даша в Смолевичах, тоже очень часто звонит и интересуется, как у нее дела, как здоровье. И мы, конечно, когда приезжаем в Смолевичи, всегда заходим в гости в школу, чтобы Даша пообщалась с одноклассниками и педагогами", – поделилась двоюродная сестра.

По словам Оксаны, Даше назначили пенсию по потере кормильца в размере 550 рублей в месяц и страховую выплату. Эти деньги поступают на специальный банковский счет, а воспользоваться ими девочка сможет по достижении 18 лет. Оксана как опекун получает на сестру ежемесячно пособие в размере 438 рублей и отчитывается в исполкоме, куда были потрачены деньги.

Год после жуткого ДТП под Смолевичами: родственники жертв не могут смириться

"Конечно, хорошо, что есть эта поддержка, эти деньги, но лучше бы их не было, а были живы папа и мама Даши", – отмечает Оксана.

Относительно причин аварии женщина уверена, что если бы не халатность руководства "Миноблавтотранса", то трагедии не случилось бы.

"Я виню только ту организацию, которая выпустила МАЗ на линию. Водитель маршрутки был не виновен, он ехал по всем правилам. А то, что у него на два человека больше находилось в салоне, я считаю, что это везде так, это нормально. А то, что у МАЗа сломались две рессоры, в результате чего произошло ДТП и погибло столько народа, остались дети-сироты, это только вина "Миноблавтотранса", даже не водителя МАЗа. Потому что водителю сказали ехать и он поехал. Так везде, в каждой второй организации такое происходит", – заключила Оксана.

Как доказать моральный вред?

В марте прошлого года Sputnik писал о Юлии Дрижинской, жене водителя маршрутки, который после ДТП под Смолевичами умер в больнице. Спустя год мы снова поговорили с ней.

На момент аварии Юлия была беременна четвертым ребенком. Она рассказала, что летом родила сына.

"Из роддома меня встречали родственники. Я из нормальной дружной семьи. Все было, как у людей, только не было на выписке нашего папы", – с грустью в голосе говорит вдова.

На вопрос о том, согласна ли женщина с решением суда, она эмоционально отвечает: "Вы считаете, что можно быть согласной с решением суда по поводу того, что человеку (водителю МАЗа – Sputnik) дали 7 лет за 14 жизней? Это нормально по-вашему?"

Юля уверена, что в ДТП под Смолевичами виновато как руководство "Миноблавтотранса", так и водитель МАЗа.

"Потому что он (водитель – Sputnik) знал прекрасно о неисправностях машины. Его не смущало сесть на сломанную машину и делать рейсы", – добавляет собеседница.

По словам Юлии, суды по выплате компенсаций морального вреда еще продолжаются. Женщина переживает, что ей будет сложно доказать, что ее детям нанесен моральный вред.

"Если нужно, я буду писать письмо президенту. Мне кажется, в моем случае меня должны услышать, а не унижать и говорить, что мои дети еще чего-то недостойны", – говорит она.

Юля плачет и на минуту останавливается.

А потом продолжает: "Представитель "Миноблавтотранса", ведущий юрисконсульт утверждает, что мои дети не испытали морального вреда. Ну, что здесь можно сказать? У детей отняли то, что… Я сейчас должна еще кому-то что-то доказать, что я испытала и что я прочувствовала? И юрисконсульт заявляет, что нерожденный ребенок, который не видел отца, он вообще ничего не испытывал в этот момент. Как с этим можно согласиться?"

По словам вдовы, недавно она получила письмо с уведомлением о том, что в отношении главного инженера "Миноблавтотранса" передано еще одно уголовное дело в суд.

"Конечно, я очень устала от всего этого, но еще даже неизвестно, когда это все закончится", – заключила вдова.

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.